Дерек Сиенфрэнс



Американский режиссер Дерек Сиенфрэнс появился на небосклоне Голливуда сравнительно недавно: будучи крепким мастером рекламного и документального кино, Дерек только в 2010 году обрел имя и место под солнцем, выпустив на экраны фильм “Валентинка” (Blue Valentine, 2010).
 
До этого момента о Сиенфрэнсе никто особенно не знал — даром что выпускник Колорадского университета по классу кинематографа сделал до “Валентинки” несколько вполне приличных и очень интересных работ. Но такова судьба Дерека — и такова его особенность.
 
Будучи невероятно интересным стилистом и талантливым постановщиком “разговорных драм”, Сиенфрэнс зациклен на том, чтобы все, что он делал, было идеально. Недаром все свои фильмы он монтирует сам: пусть это занимает годы, он приучил студии ждать окончательного продукта.
 
Приди вы в монтажную в любое время суток, Дерек всегда примет вас: он принимает все замечания близко к сердцу и действительно переваривает их. Он очень сильный, независимый кинорежиссер, но себе на уме. Но именно потому, что он знает, чего хочет, и потому что совершенно лишен эгоизма, он открыт для ваших замыслов и идей. (Майкл Фассбендер, актер)
 
Есть и еще одна черта у его фильмов (в общей сложности, вышло три картины в международном прокате, о которых критики и зрители говорят как о большом событии) — так или иначе, они посвящены человеческой памяти. Воспоминания и флэшбеки — его любимые темы.
 
Я вырос в семье, в которой каждый занимался коллекционированием вещей, а потом люди заболевали, умирали, и у них были подвалы, полные вещей, которые переходили из одной коробки в другую… Поэтому я старался не быть сентиментальным в обращении с коллекциями. Единственное, что я пытаюсь собрать — это воспоминания. Думаю, это все.
 
Валентинка
 
Репутацию бескомпромиссного режиссера, который лучше будет голодать, чем пожертвует своей идеей и своим детищем, принесла Дереку его первая большая студийная работа “Валентинка” (2010), выпущенная на большой студии да еще и при содействии Харви Вайнштайна. Дерек Сиенфрэнс в общей сложности работал над фильмом 12 лет.
 
На создание фильма Сиенфрэнса вдохновил развод родителей, когда ему было уже 20 лет. Он настолько был опустошен этим событием, что хотел снять фильм, поскольку полагал, что это поможет ему понять, как зарождаются и заканчиваются отношения. Дерек написал 67 сценариев, в основном содержащих варианты импровизаций на площадке, в то время как работал над документальными лентами — ожидая финансирования картины.
 
Первые пять лет я голодал, пытаясь сделать “Валентинку”, ел два авокадо в день. Потом у меня родился первый сын, Уокер, и мы покупали многоразовые подгузники! Я отказалась от возможности быть режиссером, потому что пыталась сохранить себя чистым художником. Потом я начал снимать рекламу, потому что мне нужно было кормить семью, и у меня было достаточно сбережений, чтобы сделать "Валентинку". Но даже когда пришли все чеки за фильм, выяснилось, что я заработал по 10 000 долларов за каждый из 13 лет работы.
 
Мишель Уильямс дала согласие на съемки в 2003 году, актриса решила сыграть в картине, поскольку ей очень понравился сценарий.  Райан Гослинг присоединился к проекту в 2005. И с тех пор режиссер не рассматривал более никого на эти роли. Впрочем, не только нехватка финансирования влияла на выход “Валентинки”: фильм был запланирован на 2008 год, но съемки были отложены из-за смерти Хита Леджера. Продюсеры и режиссер из уважения к Мишель Уильямс решили подождать и не приглашать другую актрису на ее роль.
 
"Валентинка" невероятно трогательный и великолепно рассказанный фильм (Entertainment Weekly)
 
Во время съемок сцен между двумя супругами, которые переживают кризис отношений и собственной идентичности, Дерек Сиенфрэнс давал актерам инструкции по отдельности, чтобы напряжение между ними было максимальным и достоверным. Уильямс он говорил уходить из комнаты и всячески прерывать ссору с Гослингом. А Гослингу — использовать все методы уговоров и убеждения, привлечения внимания Уильямс. Гослинг впоследствии говорил, что это был новый интересный процесс для него: этакая игра на съемочной площадке.
 
Сцены из прошлого (когда герои только влюбляются друг в друга) были сняты сначала в течение трех недель. А после этого Гослинг и Уильямс провели вместе месяц в съемном доме: они готовились к исполнению сцен из "настоящего": ходили вместе в магазин, варили обеды и учились ссориться. Для сцены, где Райан Гослинг и Мишель Уильямс поют и танцуют напротив салона, актеры держали в тайне свои таланты и домашние заготовки: режиссер попросил их об этом для того, чтобы сцена была сымпровизирована и их реакция друг на друга была максимально спонтанной.
 
Перед самым началом съемок режиссер Дерек Сиенфрэнс сказал Уильямс, что он более не хочет придерживаться сценария и хочет, чтобы главные актеры импровизировали свои сцены. Это очень нервировало Уильямс, но привело в восторг Гослинга, который сказал,  что не против импровизации — так как у него всегда проблемы с запоминанием текста.
 
Между Гослинг и Уильямс возникает почти осязаемая и самая сильная химия из всех пар этого года, не звучит ни ноты фальши в этой болезненно нежной истории любви, которая взрывается у нас на глазах (USA today)
 
Райан Гослинг утверждал, что его подход к роли Дина состоял в том, чтобы прожить жизнь героя во время съемок, включая работу персонажа. Он при этом подчеркивал, что у Уильямс сложнее задача, ведь ей приходилось выходить из роли и возвращаться домой к детям.
 
Несмотря на невероятную растянутость подготовки во времени (12 лет производства выдержит не любой материал), фильм оказался одним из лучших в 2010 году и был сразу же номинирован на Золотой глобус, а его актеры — на Оскара. Интересно, что Гослинга Дерек Сиенфрэнс пригласит и в свой следующий проект: актеру и режиссеру показалось, что они невероятно похожи в своем мироощущении и подходе к работе.
 
Как-то во время знакомства, еще до съемок “Валентинки”, Дерек был в гостях у Гослинга.  Он спросил, есть ли в жизни Гослинга что-то, чего он еще не делал, но хотел бы попробовать? На что Гослинг ответил, что всегда хотел ограбить банк. Сиенфрэнс спросил его, как бы он ограбил банк, и Гослинг описал ограбление на мотоцикле, потому что он быстрый и мобильный, а шлем поможет скрыть свою личность. Он сказал, что после ограбления оставил бы мотоцикл в кузове грузовика, чтобы полиция не нашла его. Сиенфрэнс рассказал ему, что на самом деле пишет сценарий об ограблении банка именно таким образом… Так что через несколько лет актер и режиссер снова встретились.
 
Место под соснами
 
После безусловного успеха с “Валентинкой” Дерек Сиенфрэнс стал получать предложения от студий поработать над разным материалом, однако решил остановиться на собственной истории — и в итоге в 2012 году вышел его второй полнометражный фильм “Место под солнцем”, посвященный все той же теме семьи, любви, отношения отцов и детей, воспоминаний, прошлого и будущего.
 
В общем-то весь фильм похож на такую мятую, потрескавшуюся и разваливающуюся у тебя в руках фотографию, смысл которой не в том, что видно на картинке, а в белых потертостях и трещинах, следах времени, стирающего все и порой обнуляющего кармические долги, которые пытался начислить своим героям режиссер Сиенфэанс (КоммерсантЪ)
 
Сиенфрэнс сам себе и всему миру доказал, что высокая оценка “Валентинки” была не просто так: критики в один голос заговорили о том, что перед нами — большой, очень интересный и очень серьезный режиссер (даром, что молодой).
 
Амбициозный эпос, который соткан из той же ткани, что и предыдущий фильм Сиенфрэнса, но расширяет сферу своего внимания и превращается в удивительно масштабную историю об отцах, сыновьях и наследии грехов, которые передаются через поколения (Playlist)
 
На этот раз Дерек предложил не камерный спектакль про молодую пару запутавшихся в своих желаниях и нереализованных мечтах людей, а настоящую, длинную, тяжеловесную историю про преступление, наказание и отмщение.
 
Старомодная манера изложения почти позволяет фильму расклеиться. Первая, «легендарная» часть о байкере-грабителе, как и положено легенде, напрочь лишена какой бы то ни было психологической подоплеки, будто давнее нечеткое воспоминание, и даже стилистически отличается от последующих. Но когда фильм уже готов развалиться на отдельные фрагменты, сюжет выправляется, Люк снова возникает на старой помятой фотографии, и общий замысел становится ясен, история обретает смысл и пазл складывается сам собой. (КоммерсантЪ Weekend)
 
Двухчастная структура фильма потребовала от актеров подготовительной работы: Гослинг учился гонять на мотоцикле в закрытой клетке, Брэдли Купер должен был научиться носить костюмы и быть похожим на самого крутого молодого судью округа, женские роли были крайне эпизодичны, но трагичны. И даже Махершала Али, который сыграл чуть ли не первую свою полнозначную роль, готовился быть на экране в образе отчима у сложного подростка.
 
Так, в отличие от “Валентинки”, в “Месте под солнцем” собрался довольно выпуклый и разношерстный актерский состав, о химии между которым сложно было что-то сказать. Скорее, важной стала история, повествование, которое затягивает зрителя и навязывает свой темп развития событий.
 
Интересно, что Дерек Сиенфрэнс неоднократно говорил, что не стал бы делать фильм без Гослинга и Брэдли Купера — он провел пять часов в пути до Торонто, чтобы лично встретиться с Купером и убедить его согласиться на эту роль. Сиенфрэнс сказал, что он писал эту роль именно под Купера — «парень, который щеголяет как герой, а внутри чувствует себя прогнившим».
 
О том, как трудно было работать, остались воспоминания актеров: Гослинг сделал 22 дубля сцены, в которой его герой ускоряется на мотоцикле, чтобы проскочить перекресток, прежде чем 36 автомобилей врезаются друг в друга. Сиенфрэнс хотел, чтобы в этой сцене снимался каскадер, но тогда сразу было бы заметно, что это не Гослинг. Актер рассказал, что в каждом из этих дублей он от нервов стискивал свою рубашку зубами, и к тому моменту, когда получился удачный дубль, он успел прогрызть в ней дыру.
 
В финальную версию фильма сцена не вошла — впрочем, для всех, кто уже успел привыкнуть к манере Сиенфрэнса снимать дубли по 30 минут и монтировать фильмы годами, это не было новостью.
 
Знаете, после "Места под соснами" я так устал от себя и от своих собственных идей, что я просто хотел сделать киноадаптацию, и потребовалось много времени, чтобы наконец прочитать что-то, что имело смысл для меня…
 
Свет в океане
 
В 2012 году студия DreamWorks получила права на экранизацию современного романа М. Стедман “Свет в океане”. Сначала студия полагала, что фильм будет снимать Спилберг — однако же маэстро отказался в пользу молодого режиссера, который очень понравился ему после “Валентинки”. Так, Стивен Спилберг привел в проект Дерека Сиенфрэнса, который в 2013 году подписал контракт на работу над романтической драмой.
 
Я помню, что был в Нью-Йоркском метро, читал заключительную часть книги, и я плакал в метро — а это самая неловкая вещь в мире, плакать на публике. Но я подумал, что если бы кто-то в метро читал то, что читаю я, они бы тоже плакали, и потом, годы и годы спустя я видел, как люди читают книгу в кафе и у них такая же эмоциональная реакция, как и у меня, и я просто чувствовал, что это подтверждает мой выбор. Я просто хотел сделать фильм, который был бы ... который был бы таким созвучным мне и затронул всех.
 
С основным составом актеров определились в 2014 году: главную роль Тома, ветерана Первой мировой войны, должен был исполнить Майкл Фассбендер, на роль его жены выбрали Алисию Витакер, а на роль второй женской героини, Ханны, студия договорилась с Рейчел Вайс.
 
Я влюбился в игру Майкла после того, как впервые увидела его в “Голоде”. Работая над  "Валентинкой", мы с женой пошли посмотреть "Голод", и я был просто поражен актерской игрой в этом фильме, я всегда чувствовал, что он такой мощный ум в кино. Он чувствует себя всегда самым умным чуваком, и он полностью все держит под контролем, и я думал тогда, что мой персонаж, Том, — было бы интересно, чтобы Майкл сыграл его. Ведь его история — история о сердце человека. И в Майкле я действительно хотел увидеть его сердце. Мне казалось, что я не видел этого от него раньше. Я всегда видел мозг Фассбендера, и для меня этот персонаж представляет интересную дилемму: противостояние ума и сердца. Его честь и его долг против его любви, и когда я встретился с Майклом, было ясно, что он был тем самым Томом, он стал очень важным для меня партнером, мне понравилось его выступление. Он был потрясающим.
 
Фильм рассказывает о жизни служителя маяка и его жене, паре любящих друг друга людей, которые никак не могли обрести счастье — иметь детей. В награду (или наказание) как-то раз к их берегу причаливает лодка с новорожденной девочкой и мертвым мужчиной. Том и Изабель решают оставить девочку себе незаконно. Они начинают жить семьей, до тех пор, пока Том не обнаруживает настоящую мать ребенка.
 
Честно говоря, для меня никогда не было вопроса, будет ли этот фильм сделан и  поэтому я пришел и попытался написать лучший сценарий, а затем просто вместе с продюсерами попытались взять лучших актеров, и тогда все начало вставать на свои места. Это было удивительно эффективно: уже в течение года после того, как я написал первый сценарий, мы приступили к съемкам. Для меня было ощущение судьбы, когда мы шли по этому бесспорному пути.
 
Лихо закрученный сюжет, который был уместен для женского романа, пришлось довольно сильно переработать: и там, где в романе Стедман полно вторых и третьих смыслов (не даром в оригинале книга называется “Маяк посреди океана”), у Дерека все куда прозаичнее, проще и прозрачнее.
 
Адаптация, создание сценария — это и вычитание, и умножение, это… как скульптура. Вы должны убрать лишнее, чтобы увидеть форму, которую вы пытаетесь создать, и в то же время, когда вы как бы владеете историей, вы начинаете преумножать смыслы,  позволяете вещам иметь свою собственную жизнь, и именно так мне нравится снимать мои фильмы. Мне нравится идти вслед за сильным сценарием, а затем просить моих актеров удивить меня и попытаться придумать восхитительные и свежие моменты, те моменты, которые происходят в фильме только один раз. Конечно, с точки зрения специфики книги, есть несколько конкретных деталей, которые я изменил, потому что я думал, что они будут работать лучше в кинематографическом формате, и у меня была действительно поддержка автора — она доверяла мне, ей понравился сценарий, который я читал. У нас были дискуссии, разногласия о некоторых вещах на раннем этапе, и я думаю, что она поняла, что фильмы и литература — это два разных языка.
 
Впрочем, даже в этой кинематографической плоскости Дереку удалось передать благодаря игре своих блестящих актеров (Фассбендера, Викандер и Вайс) чувство изоляции, одиночества и отчаяния, которые преобладают в книге.
 
“Валентинка” Сиенфрэнса деконструировала пошлость семейных драм, начинаясь там, где обычно заканчивается семейная комедия с участием Адама Сэндлера, и заострила вопросы брака между двумя приличными, но несовпадающими людьми. Поглощающий и сложный “Свет в океане” рассматривает драму похищения ребенка с позиции монстров, которые совершают преступление — а затем превращает их в людей, достойных нашего сопереживания, поскольку линия обвинения разваливается. (San Francisco Chronicle)
 
Планы
 
Сегодня уже никто не сомневается в том, что Сиенфрэнс — талантливый, удивительный режиссер. Со своим стилем и чувством пространства, со своим особенным ритмом, цветом, со своими любимыми актерами. Выпустив подряд три потрясающие ленты (нельзя назвать их непохожими — все же Дерек исследует одну и  ту же историю, просто поворачивая и высвечивая ее под разными углами), он планирует четвертую — выход нового фильма объявлен в 2019 году.
 
Хорошо, если студии не будут торопить этого перфекциониста, который любит сам монтировать свои работы: ведь как бы хорошо он ни снимал, настоящее искусство рождается на монтажном столе. И Дерек Сиенфрэнс знает это, как никто другой.
 
Я думаю, что он из тех режиссеров, которые всегда стремятся выжать из сцены большее. Поэтому, даже если сцена только начинается и в ней может быть три реплики, мы делаем один и тот же дубль в течение 30 минут, пытаясь все время открывать новые вещи, не прерывая съемку... Одной из задач для нас, как актеров, было удивить его, он определенно один из тех режиссеров, которые очень много думают и могут все предвидеть… (Майкл Фассбендер)