Кэри Фукунага



Я начал писать вымышленные истории и небольшие сценарии когда я был в пятом классе. У нас была видеокамера, у которой был видеомагнитофон, который был всё ещё прикреплённый к спинке рюкзака, как что-то из „Охотников за привидениями“, которую я хотел бы использовать. Когда мне было 14, я написал 60-страничный эпик о Гражданской войне про двух братьев, которые были в Семидневной кампании и были в полевом госпитале и были влюблены в одну и ту же медсестру. Мои друзья и я также снимали мини-комедийные видео всё время, как например один из нас выполнит слэм-данк и порезал бы палец бортиком — что-то вроде этого. А когда появилась „Ведьма из Блэр“, я и мои братья сняли пародию на это, когда мы потерялись в нашем собственном доме.
 
Один из самых востребованных и популярных сценаристов Голливуда, Кэри Фукунага по воле случая попал в кино: молодой человек изучал политологию и историю и до определенного момента собирался стать профессиональным спортсменом.
 
Когда в двадцать лет в Альпах я сильно повредил колено, я понял, что с профессиональным сноубордом мне придется завязывать. Реальность была такова, что мне нужно было стать в чем-то другом профи.
 
По возвращению в США Фукунага поступил в Нью-Йоркский университет, школу искусств Тиша — и вплотную занялся кинематографом во всех его проявлениях.
 
Писательство для меня неотъемлемая часть понимания материала на более глубоком уровне.
 
В 2003 году Кэри выпустил короткометражку “Кофи”, сценарий к которой написал сам. Затем была выпускная работа “Victoria para chino” (2004) — фильм был показан на кинофестивале в Сандэнсе, а затем короткометражка выиграла приз зрительских симпатий за лучший студенческий повествовательный фильм на кинофестивале в Остине в 2004 году.
 
"Сандэнс" взял меня с моим первым фильмом и оттуда вроде как началась моя карьера.
 
Без имени
 
Полнометражный дебют Кэри состоялся несколькими годами позже, когда он уже зарекомендовал себя как мастер короткого метра. В 2009 году он выпустил фильм “Без имени” (написанный на испанском и снятый на испанском же языке). Это история про двух подростков, которые случайно оказываются в одном пространстве и совершают поездку из Южной Америки “на Север” — навстречу своему будущему.
 
Материал для фильма Кэри Фукунага собирал в течение двух лет, разъезжая по Центральной Америке и беседуя с бандитами. Именно он попросил двух преступников просмотреть сценарий на предмет правильности и уместности использования в нём сленговых выражений.
 
На съемках "Без имени" мы с Адриано Голдманом импровизировали на месте. Мы работали с неподготовленными актерами, и не могли снимать ряд сцен традиционным способом.
 
Традиционного в “Без имени” было действительно немного: хотя форма “роад-муви” предполагала определенного рода ходы сюжета, актеры и их трактовка роли, южноамериканский колорит, отсутствие “слащавой романтизации” действительности придавали дебютной картине ощущение свежести и новаторства. Фукунага уже тогда заявлял, что он далек от сентиментальности и не собирается сглаживать реальность в угоду эстетике и этике — собственно, поэтому все, что касалось его героя, Каспера-Вилли из банды уругвайских бродячих псов, показано натуралистично и страшно.
 
Не менее неприглядно и все, что Кэри рассказывает о Сайре, подростке, которая с отцом и дядей вынуждена двигаться вперед к своей мечте — жить в прекрасной Америке.
 
Моя бабушка была очень больна, когда я работал над "Без имени", и в конце концов умерла летом, когда мы заканчивали фильм. Но я смог принести ей незаконченную версию фильма, чтобы она посмотрела.
 
Фильм получил множество наград, включая режиссёрскую награду на кинофестивале в Сандэнсе в 2009 году и премию «Новый режиссёр» на Эдинбургском кинофестивале 2009 года.
 
После “Без имени” мне нужно было отдохнуть и переключиться на совершенно иные миры.
 
Джейн Эйр
 
“Без имени” был своего рода версией взросления “Джейн Эйр”: “Эйр” начинается там, где заканчивается “Без имени”. Ведь и там, и там речь идет о девушке, которая начинает в одиночку с самой низкой точки отчаяния и исследует то, как она там оказалась.
 
В 2010 году Фукунага снял новую адаптацию «Джейн Эйр» с Мией Васиковской, Майклом Фассбендером, Джейми Беллом и Джуди Денч в главных ролях. Режиссер неоднократно говорил о том, что он был большим поклонником романа —  и в детстве до дыр засмотрел черно-белый фильм - первую экранизацию Бронте.
 
"Джейн Эйр" был одним из тех фильмов, с которыми я был знаком в детстве, и мне всегда нравилась эта история.
 
Фукунага был в Англии со своим проектом “Без имени”, когда он встретился с продюсерами BBC и узнал об их планах на новую адаптацию. Студия видела большие возможности сделать из романа Бронте новые “Сумерки”: добавить в кино больше готики и таинственности.
 
Я провел много времени, перечитывая книгу и пытаясь понять, что чувствовала Шарлотта Бронте, когда писала ее. Такая атмосфера жути, которая пронизывает всю историю ... до ВВС было что-то вроде 24 адаптаций, и в них очень редко можно было встретить темные стороны “Эйр”. Все относились к книге, как будто это просто историческая романтика, но я думаю, что в ней намного больше.
 
Тем не менее, Фукунага согласился принять участие в проекте и выступил соавтором адаптации. Он нашел на роль Джейн Эйр актрису, которая по его мнению должна была сильно контрастировать со своими предшественницами.
 
Есть вещи из XIX века, который не работают на современной аудитории.
 
Фукунаге очень понравилась Мия Васиковски, которая очаровала режиссера своим пытливым взглядом — ведь именно им отличалась Эйр (да и ее создательница) от своих соплеменниц. Более того, для режиссера и студии было крайне важно, чтобы исполнительница главной роли могла играть так, что не казалась излишне театральной. Кэри понимал, что любая адаптация после блестящих постановок Джейн Остин например, должна быть максимально современной: и искать следует в средствах режиссерской работы в том числе.
 
При кастинге Рочестера режиссер заявил, что, хотя есть актеры, более близкие по внешности к герою Бронте, он чувствовал, что Майкл Фассбендер обладает сходным характером. В команде у Фукунаги оказалась и дама Джуди Денч, которая стала украшением картины.
 
Это одновременно и удовольствие, и тяжелая работа — снимать кого-то вроде Джуди Денч, которая сделала больше фильмов, чем я сниму за всю свою жизнь.
 
Уже при подготовке мест съемок в “Без имени” Кэри продемонстрировал невероятное внимание к деталям. И в случае с Эйр вышло то же самое. Он объездил всю Англию, прежде чем нашел то самое место для съемок главных сцен.
 
Фукунага вспоминал, что во время съемок было так холодно, что Мия Васиковска на второй день получила гипотермию. Однако именно Северная Англия, с ее дождями и пейзажами Йоркшира и Дербишира подошли идеально для создания фильма.
 
Йоркшир и Дербишир, холмы и долины — они выглядят так, словно они - декорации к фильмам ужасов Тима Бертона. Деревья все скручены ветром; у папоротников и вереска на болотах есть удивительный оттенок. И погода такая экстремальная, и она все время меняется. Даже дом, Хэддон-Холл, настолько погружен в прошлое, его пространства и галереи будто дышат, и ты чувствуешь присутствие истории.
 
Новая адаптация получилась очень стильной и отличной от предыдущих: Кэри удалось найти особенный язык, который будет и современным, и при этом не противоречащим атмосфере Бронте.
 
Я думаю, что я познал, что такое дисциплина на съемках «Джейн Эйр». Диалоги Шарлотты Бронте, этот интеллектуальный поединок между Рочестером и Джейн Эйр, настолько убедителен, что мне не пришлось много работать над размещением камер.
 
Кэри и его команда были номинированы на Оскар за лучший дизайн костюмов, которые прекрасно отражали замысел режиссера.
 
Кэри Фукунага снял очень яркую и элегантную адаптацию,  в то время как Миа Васиковска представляет собой, возможно, лучшее изображение заглавного персонажа. (Rotten tomatoes)
 
Словом, опыт с “Эйр” стал своеобразным мостиком между масс маркетом (который Фукунага хотел завоевать, чего уж тут лукавить) и авторским кино с актерами, которые известны своей работой как в независимом, так и в популярном студийном кино.
 
Легко сделать что-то авангардное. Делать что-то традиционным способом гораздо смелее в том смысле, что вы, ваша техника гораздо более открыта, потому что не все уловки отвлекают зрителя от основного действия.
 
Безродные звери
 
В 2015 году стриминговый интернет-канал Netflix выпустил свой первый полнометражный художественный фильм “Безродные звери”: для этого проекта студия подписала договор с Кэри Фукунагой, который не только стал автором сценария по роману Узондимы Ивеалы и режиссером, но еще и полностью спродюсировал картину и стал ее оператором.
 
Некоторые режиссеры не участвуют в кинематографии и занимаются только сюжетом, но я определенно более тактильна, чем в плане своей вовлеченности в мелочи.
 
Это история 10-летнего парня Агу (его сыграл непрофессиональный актер Абрам Атта), который с семьей живет в буферной зоне между двумя воюющими сторонами. Военные действия, естественно, проникают и туда - и мальчику приходится бежать к повстанцам и становится настоящим воином. Его наставником является сам Капитан (Идрис Эльба), харизматичный и жестокий, как сама война.
 
Нужно, чтобы актеры чувствовали такими же причастными к спектаклю и общему смыслу сюжета, как и вы, чтобы максимально использовать потенциал каждого. Отчасти это для того, чтобы у всех нас было одинаковое видение.
 
Снимая фильм о войне, Фукунага решил не говорить в сотый раз, что война — это плохо, он намеренно показал, насколько и как именно плохо. Дав в руки мальчишке оружие, он сломал визуальное клише, и построил сюжет таким образом, что вся бессмысленность и жестокость происходящего показана глазами не солдата и взрослого, а ребенка, который цепляется за жизнь, делает, то, что должен, и никто не вправе осуждать его за это.
 
Одними из последних слов его отца стали: «Мы должны быть сильными», и для Агу это эта фраза приобрела абсолютный характер, став жизненным кредо.
 
Суровая, красиво снятая драма Кэри Фукунага, вероятно, никогда не должна была стать блокбастером; его жестокий рассказ о детском солдате в неназванной африканской стране слишком смущает широкую аудиторию. Это действительно относится к большому экрану, и, что более важно, оно просто заслуживает того, чтобы его увидели.


Как когда-то “Охотник на оленей” и “Апокалипсис сегодня”, «Безродные звери» могут вполне отчетливо восприниматься современным антивоенным трактатом. В нем нет постановочности, морализаторства, занудства, нет пацифистской пропаганды или политического подтекста — это просто кино, которое максимально приближено к реальности.
 
Сочетая изящество повествования с историей, действительно заслуживающей того, чтобы быть рассказанной, результат получился взрывно-аутентичным и в то же время лирическим, что делает совершенно бесчеловечную и невозможную ситуацию одновременно абсолютно реальной и абсолютно абстрактной. (The Playlist)
 
25 ноября 2015 года, Фукунага был номинирован на премию «Независимый дух» за лучшую режиссуру и лучшую операторскую работу за свою работу над «Безродными зверями», а фильм получил номинацию за лучший фильм.

Настоящий детектив: телевизионные проекты
 
Восьмичасовой фильм определенно не двухчасовой. Восьмичасовой фильм действительно похож на пять независимых фильмов, если подумать, потому что каждый, как правило, длится полтора часа.
 
После невероятного успеха фильма “Безродные звери” Фукунага получил зеленый свет как тот, кто умеет работать с самым разным материалом. И вскоре снял первый сезон сериала канала HBO «Настоящий детектив», автором идеи и создателем которого стал романист, писатель-фантаст и сценарист Ник Пиццолатто.
 
Мой менеджер прислал мне первые два сценария «Настоящего детектива», и я просто подумал, что они были очень интересны, и мир, который они изображали, был очень захватывающим для меня.
 
Главные роли в сериале сыграли Мэттью Макконахи, Вуди Харрельсон. А Кэри Фукунага, помимо прочего, стал также исполнительным продюсером шоу.
 
От настоящей истории у зрителя должно быть чувство опьянения, это же не дешевый крючок с приманкой в конце. Для меня самая захватывающая часть заключалась в том, чтобы погрузиться в психологию персонажа.
 
Фукунага серьезно подошел к исследованию материалов, вплоть до того, что общался с настоящими детективами из Луизианы, потому что было огромное желание воспроизвести атмосферу расследования, когда в руках у детективов не было такого количества средств слежения, какие имеются у наших современников.
 
Никогда ранее я не снимал свои фильмы в течение более 40 дней. “Джейн Эйр” снималась 44 дня, но даже тогда, когда съемки подошли к концу, мы все были крайне утомлены. А большинство телесериалов снимается сейчас тремя или четырьмя режиссерами. Я был один. И я не думаю, что был готов к тому объему работы, которую мы сделали.
 
Фукунага прочитал сотни статей о серийных убийцах, анализировал и сверял свои знания с консультантами. Был постоянно на связи с актерами, которые вживались в свои роли до полной потери связи с реальностью.
 
Сотрудничество никогда не было легким, но вы определенно получаете что-то в отличие от ситуации, когда вы бы сделали все самостоятельно. Это часть опыта.
 
Сериал был назван лучшим телешоу, получил невероятно высокую оценку критиков и был номинирован на пять премий «Эмми», включая лучший драматический сериал и лучшую режиссуру.
 
В "Настоящем детективе" много диалогов, и мне нужно было поместить своих парней в места, где были иные уровни визуального повествования. Фон не обязательно должен был продвигать сюжет вперед, но он должен был добавить тон или эмоции к общей картине.
 
Интересно, что ни второй, ни третий сезоны «Настоящего детектива» (Фукунага значится в качестве исполнительного продюсера в титрах) такого ажиотажа и зрительской любви не вызвали. Они были названы вторичными и во многом подражательными: вызывая в памяти незабываемую атмосферу кошмара и мути первого, оригинального сезона, созданного Фукунагой, они были более приземленными и не такими ошеломительно ужасными.
 
Если вы снимаете фильм, то уже не имеет значения, идет ли он прямиком на телевидение — важно, есть ли у вас ресурсы, чтобы сделать историю, которая вас волнует.
 
После премьеры “Настоящего детектива” студия Warner Bros. выбрала Фукунагу в качестве сценариста и режиссера для адаптации одного из романов Стивена Кинга “Оно”. Съемки должны были начаться непосредственно в 2015 году, однако производство затянулось до 2017 года, и в итоге Кэри вышел из проекта, оставшись лишь его продюсером. 
 
Все чаще на телевидении появляется гораздо лучший материал, но не всегда есть время и деньги, чтобы снять его, поэтому вы должны убедиться, что вы делаете все в нужное время.
 
Он занялся разработкой новой истории, которая нашла себя в релизе 2018 года на канале Netflix, с которым Фукунагу связывало многое со времени “Безродных зверей”. Еще в 2014 году вышел норвежский сериал “Маньяк”, с которым у фукунаговской картины “Маньяк” есть что-то общее: общий посыл и нездоровый главный герой, у которого огромные проблемы с реальностью. Об этом мы узнаем в самой первой серии в первых десяти минутах: герой сидит на воображаемом допросе, который разыгрывает его отец и адвокат брата. И главный вопрос, который формулирует отец, звучит так: “Ты понимаешь, что реально, а что нет?”.
 
Кэри Фукунага, будучи сопродюсером шоу, предложил на главные роли Джону Хилла и Эмму Стоун. Джона изумительно точен в своих реакциях шизофреника на внешние вызовы странного мира: от толстяка 2000-х и милого копа-ботана 2010-х в нем не осталось вообще ничего. Это изможденный эмоционально и физически человек, который ищет выход своим детским травмам и стремиться получить облегчение любым возможным способом.
 
«Маньяк», в котором нет ни одного маньяка в обычном понимании этого слова, — это калейдоскоп вселенных, созданный авторами с целью показать работу психики: механизмы травмы, потери и душевного расстройства, проблемы родительско-детских связей, изобретательность защитных механизмов. (Кинопоиск)
 
В “Маньяке” Фукунаги такой способ предлагают фармацевты-японцы, которые открыли таблетки и проводят по эксперимент действию препаратов на добровольцах.
 
Сочиненный Патриком Сомервиллем и снятый Кэри Фукунагой, «Маньяк» напоминает «Очень странные дела» для тех, кто выжил в 1990-е: привкус вялотекущего безумия в духе «Бойцовского клуба» и ламповая самодельность, как в фантастических фильмах Терри Гиллиама (GQ)
 
Флуоресцентные тени, соответствующая музыка, постоянный закадровый голос и напряженные отношения между главными персонажами добавляют атмосферы и делают из рядового голливудского ремейка скандинавской картины что-то весьма интересное. А тот факт, что Хилл и Стоун путешествуют во времени для излечения от душевного недуга, и вовсе превращает “Маньяка” в эдакую современную и укороченную версию “Доктора Кто” — с той лишь разницей, что истина скрывается не в рациональном, а иррациональном и не имеющем доказательств.
 
Бонд - 2020
 
Мне нравятся персонажи, которые делают выбор и пытаются управлять своей судьбой.
 
В сентябре 2018 года продюсеры одной из самых долгоиграющих франшиз подтвердили, что Кэри Фукунага должен стать режиссером нового, 25-го Бонда, в 2020 году.
 
С точки зрения решения различных вопросов, я не могу придумать ничего, что я не хотел бы попробовать — ведь сам процесс приносит удовольствие, верно? Каждый новый стиль вскрывает новые проблемы — и вы не то, что должны сосредоточиться на одной и достичь совершенства, а просто получаете некоторое разнообразие.
 
Если студия и Барбара Брокколи не передумают, то Кэри Фукунага станет первым в истории режиссером-американцем, который снимет официальную серию киноэпопеи про Джеймса Бонда.
 
Когда у вас есть сценарий, и вы обсуждаете, что это может быть, и кто будет играть какую роль, это похоже на выдуманную футбольную игру. Вы можете представить себе, как эти разные команды интерпретируют свои роли, которые пока существуют только в вашей голове.