Джейсон Райтман



Канадский и американский режиссер Джейсон Райтман с младых ногтей имел отношение к кинобизнесу: его отец, Айван Райтман, был, пожалуй, самым известным создателем комедий в 1980-90-е, и Джейсон принимал в отцовских работах непосредственное участие. Джейсон играл в комедийных боевиках и культовых научно-фантастических комедиях, а после — в начале 2000-х и сам начал создавать отменное кино.
 
От “Близнецов” к короткометражкам
 
Первый опыт сценической работы Джейсон получил на съемках у отца в 1988 году: Айван снимал своих “Близнецов”, смешную и очень популярную впоследствии комедию, где роль близнецов-братьев сыграли Дэнни Де Вито и Арнольд Шварценеггер. Более непохожих друг на друга актеров и мужчин сложно себе представить: именно на этом строится эффект обмана зрительского ожидания. Красавец и альтруист Арни питает братскую любовь к аферисту и весьма себе противному типчику, которого играет де Вито. Однако любовь и терпение перетрут все - а игра обоих убедила аудиторию в том, что они вполне могли бы быть близнецами.
 
Джейсон, естественно, исполнил роль в эпизоде. Это ему понравилось: и парень появился в следующих фильмах Райтмана-старшего.
 
В последнем своем совместном проекте отец и сын работали уже не только как режиссер и актер, Джейсон Райтман числился уже в составе съемочной группы. Молодой человек выбрал для себя путь не актера, но режиссера, сценариста и продюсера. Поэтому в комедии 1997 года “День отца” Джейсон был ассистентом режиссера и постановщика, а также имел доступ к сценарию. Впрочем, именно там он познакомился с Билли Кристалом и Робином Уильямсом — двумя выдающимися импровизаторами, так что сценарий для них был скорее частью не обязательной, а желательной.
 
Мы находимся в разгаре цифровой революции, которая позволяет снимать, редактировать и распространять ваши фильмы практически даром. У вас есть возможность создать сенсацию на YouTube ... Когда я говорю со студентами-кинематографистами, я говорю им: «Читайте как можно больше. Пишите как можно больше. Пойдите прочитайте книгу Роберта Родригеса «Повстанцы без экипажа». Ошибайтесь. Пишите плохо. Снимайте плохо. Научитесь рассказывать истории. Найдите тот короткометражный фильм, в котором говорится точно то, что бы вы хотели рассказать. Сделайте такой же, в процесс поймите, что вы можете быть одинаково великими и ужасными. Вы не узнаете ничего о себе, пока не попытаетесь заставить других людей судить о вашей работе.
 
В 1998-1999 годах Джейсон уже начинает создавать свои короткометражки. В общей сложности, Райтман-младший выпустил шесть своих короткометражных режиссерских работ перед тем, как прийти к полному метру.
 
По замечаниям критиков, Райтмана всегда отличало удивительное чувство юмора и особая режиссерская наблюдательность: в короткометражках уже видно, что младший Райтман совершенно чужд конъюнктуре масс маркета. И его интересуют очень частные детали, из которых и складывается жизнь.
 
Здесь курят
 
В 2005 году Джейсон Райтман выпустил свой первый полнометражный художественный фильм “Здесь курят” — экранизации романа популярного современного автора Кристофера Бакли с одноименным названием.
 
Роман Бакли посвящен этическим вопросам рекламы и пиара в сфере “убийственной”: лобби табака, спиртных напитков и оружия… Главный герой, которого исполнил Аарон Экхарт, талантливый пиарщик, адвокат самого дьявола: он способен из всего сделать лучшую рекламную акцию, но внезапно оказывается захвачен противниками табачных компаний, ему угрожают, он окончательно теряет свою семью… но привычка - вторая натура, и отказываясь лоббировать интересы табачных компаний, он немедленно ввязывается в очередную моральную авантюру.
 
Циничные монологи заимствованы из романа и неизменно смешны. Нейлор апеллирует к демократическим ценностям так, словно ставит целью их дискредитировать: «Вы за свободу выбора? Так оставьте выбор курильщикам!» (Time Out)
 
Центром притяжения фильма становится и его тема - сатира на общество потребления и политических игр, и сам Аарон Экхарт. И блестящий ансамбль второстепенных актеров, каждый из которых создает блестящие типажи политической сцены.
 
Я всегда помню совет, который мой отец дал мне в ночь перед тем, как я начал снимать «Здесь курят». Он сказал: «Всегда помни: не твоя задача быть смешным. Твой комедийный барометр не так хорош, как барометр правды.
 
Джейсон Райтман написал специальные письма для каждого из главных актеров в фильме, в которых объяснил, почему каждый идеально подойдет на ту или иную роль. Все актеры, которых планировал занять Райтман в главных ролях, согласились сниматься в фильме и поблагодарили его за письма.
 
Конечно, Райтману удивительно повезло с фактурой его полнометражного дебюта. Бакли сам лично выступил соавтором сценария, Райтман помогал с адаптацией, оставив самые сочные и яркие диалоги.

Как и его отец Айван, молодой новичок Джейсон Райтман обладает умением превращать все в одну сплошную добродушную комедию, которая позволяет глупым шуткам и случайному юмору соседствовать с самыми острыми сатирическими колючками. (A.V. Club)
 
Критики были в восторге от “Здесь курят”, Аарон Экхарт взлетел на голливудский Олимп; Мэйси, Дюваль и Симмонс добавили в список своих потрясающих ролей еще по одной, примечательной и запоминающейся. Фильм возглавил списки самых ироничных политических сатир начала века.
 
Райтман-младший из подающих надежду новичков стал рассматриваться студиями в числе востребованных молодых режиссеров, которых ждут фестивали и аудитория.
 
Джуно
 
Видимо, потому что его очень ждали везде, Райтман решил остаться с самим собой. В 2007 году он выстрелил со своим следующим шедевром, который не просто сделал ему международное имя — он доказал, что сын комедиографа обладает своим стилем, узнаваемым и легким, стилем рассказчика, аккуратного, точного и внимательного.
 
Для нового своего фильма Райтман снова выбрал настоящее. Его героев окружает маленький американский городок. В фокусе камеры — задумчивая девочка во дворе дома, худая и нескладная, как большинство подростков лет 15 – 16. Ее зовут Джуно МакГаф. Мать ушла от них с отцом, бывшим военным, к новому мужу. Обзавелась новой семьей. У Джуно есть мачеха. Еще есть сестренка. Тоже со странным именем. А еще у нее будет ребенок.

На первый взгляд, это тривиальная слезоточивая история про проблемы подростков в однозначно жестоком и чуждом им мире. Но благодаря отличному сценарию Диабло Коуди и неординарной игре Эллен Пейдж она превращается в необычный рассказ об одном случае из жизни.
 
Случае, который приводит к решению многих проблем, а не к краху или трагедии. Отчасти потому, что Райтман подает фильм как взгляд Джуно на мир взрослых с еще детской точки зрения. И в этом свете многие поступки, многие мифы «взрослой жизни» не выдерживают критики и оказываются бессмысленными и смешными. Отчасти потому, что вместо обычного развития киношных событий, когда конец должен быть непременно нравоучительным и безусловно спасительным, типа «юная мать решила отдать ребенка на воспитание в хорошие руки, но потом прозрела и оставила его себе», здесь все по-другому.

Фильм Джейсона правдив в каждом вздохе и жесте героев, которые при этом лишены напрочь шаблонности и голливудской пошлости. Но ведь именно это и ценно в жизни, не знающей правил и схем, спонтанной и непредсказуемой, удивительной и простой.
 
Недаром большинство критиков сошлись в своей оценке картины, отметив, что «это фильм о взрослеющих подростках, сделанный со своеобразным обаянием без единой фальшивой ноты».
 
Тебя будут судить по твоей последней работе. Это неожиданный удар, но если можно — возвращайтесь мысленно к тому, зачем вы снимаете фильмы. И посмотрите в ретроспективе на режиссеров, посмотрите на некоторых из ваших любимых кинематографистов… Вы знаете, Билли Уайлдер сделал «Один, Два, Три», это было либо непосредственно перед, либо после «Квартиры». Вы смотрите эти два фильма и думаете: «Бог ты мой, нет ничего более непохожего, как эти два фильма». “Квартира” — это просто шедевр. А «Один, Два, Три» — … просто швах. Вот вам пример того, что у художников бывают разные моменты, и вам просто нужно продолжать работать.
 
Райтман делал кино фактически на свои деньги. Понимая, что бюджет картины сильно ограничен, некоторые из актеров, например, Дженнифер Гарнер, вместо гонорара (по голливудским меркам, не самого маленького) просто назначили процентную ставку, которую они были согласны получить от суммы проката картины. Кстати, успех фильма был настолько велик, что гонорар Гарнер стал самым большим за всю карьеру актрисы!

Эллен Пейдж была в числе тех, кого сразу было решено выбрать на роль главной героини: за ее плечами были фильмы и посложнее, и пострашнее (взять «Леденец» или «Американское преступление»). Студия отметила крайне редкое сочетание черт актрисы: глубина и легкость, драматизм и недетский цинизм, серьезность и легкомысленность — Эллен в одночасье могла изменить изображаемое настроение, не меняясь в лице и не делая ничего «специального». Именно такой видели главную героиню фильма «Джуно» его создатели.

В образ Джуно Пейдж вложила многое помимо сценария. На съемки Эллен приходила уже готовой: она сама делала себе прическу, сама выбирала одежду для героини. Она принимала участие в оформлении собственной комнаты, придумывала характерные для Джуно движения, словечки, хобби. Предложила, чтобы Джуно была фанаткой музыки Кимии Доусон. И сама исполнила финальную песню фильма «Никто, кроме тебя», написанную The Moldy Peaches.
 
Фильм был номинирован на Оскара в нескольких категориях и получил премию за лучший сценарий. Райтмана хвалили, Пейдж называли новой звездой, Гарнер доказала, что сильна и в драме, и в трагикомедии.
 
Я всегда знал одно: это забота писателя была забавным. Если сценарий забавный, это действительно все, что должно быть смешным в фильме. В этом случае задача актеров и работа режиссера — найти истину. Чтобы сделать фильм честным, сделать его настоящим, рассказать историю хорошо. И тогда все будет забавно!
 
Джейсон перешел из разряда подающих надежду в разряд отличных режиссеров. И следующий его фильм доказал это.
 
Мне бы в небо
 
Сильные актеры и мощный сценарий - можно сказать, что это стало фирменным стилем Райтмана-младшего. В своей новой трагикомедии “Мне бы в небо” Джейсон сделал ставку снова на сильную мужскую роль, как и в “Здесь курят”.
 
Райтман начал писать сценарий по книге Уолтера Керна в 2002 году, но не мог закончить его до 2008 года. Разные части сценария он писал специально для Джорджа Клуни, Веры Фармиги, Анны Кендрик, Джейсона Бейтмана, Дэнни Макбрайда, Мелани Лински, Эми Мортон, Сэма Эллиотта и Зака Галифианакиса. Его картина рассказывает об очень интересном и успешном человеке, корпоративном юристе, которого нанимают, чтобы он проводил семинары и сокращения работников в разных филиалах огромной корпорации. Он живет в гостиницах и большую часть своей жизни проводит в небе — мечтой когда-то маленького мальчика было стать пилотом. Но жизнь сложилась немного иначе…
 
Роль Райана Бингама сыграл Джордж Клуни, безупречный в дорогих костюмах кризисный менеджер, ироничный и серьезный одновременно. Его окружают красивые женщины и не очень умные мужчины. Райана характеризуют два желания: быть постоянно в движении и не умереть от скуки во время остановок. Он так и не смог найти себе места на земле — и потому любая остановка между полетами подобна смерти.
 
Райтман снова, как и в “Джуно”, ведет повествование от лица героя: его голос мы слышим за кадром, он рассказывает нам свою жизнь, его глазами мы видим то, на что никогда бы не обратили внимание. Его тоска по обычной жизни и невозможность ее вести передаются и зрителям — всему виной прекрасная игра Клуни и отличный режиссерский ход (нас погрузили в эмоции и в мысли героя настолько сильно, что к финалу мы уже тоже герои картины).
 
Это не комедия. Если бы фильм ею являлся, то было бы сложно смеяться в эти последние дни 2009 года. Это и не трагедия, это проницательный взгляд на то, как человек выполняет свою работу (Chicago Sun-Times)
 
Для работы над фильмом (и не только над ним одним) Райтман основал свою продюсерскую студию Hard C Productions. Миссией компании Джейсон называл “создание маленьких уютных комедий, независимых, но понятных и доступных”. Будучи не только режиссером, но и продюсером своих работ, Райтман вынужден был лично заниматься продвижением “Мне бы в небо”, появляясь на кинофестивалях и других мероприятиях, где демонстрировался фильм, начав с Теллуридского кинофестиваля 5 сентября 2009 года. Лос-Анджелесская премьера фильма состоялась 30 ноября 2009 года в «Мэнн-Виледж Театр». Наконец, после первых фестивалей и успехов фильма студия Paramount Pictures решила выпустить фильм в ограниченный прокат на территории США 4 декабря 2009 года, потом расширить прокат и выпустить фильм в широкий прокат перед Рождеством.
 
Харизматичная игра трех главных актеров и режиссура Джейсона Райтмана создают смесь юмора и эмоций, которые будут понятны самой широкой аудитории (Rotten Tomatoes)
 
Cтарания Джейсона Райтмана не прошли даром: в 2010 году его сценарий к фильму получил сразу три престижные мировые награды. Это были Золотой глобус,  БАФТА и Премия гильдии американских кинокритиков, Клуни и Фармига были номинированы и на Оскара как исполнители главных ролей. 
 
Клуни играет свою роль так, как могут играть только истинные кинозвезды, поэтому он наполняет персонажа всем собой — все, что он делает, кажется естественным и правильным. А отношения героев в сценах Клуни-Фармига похожи на великолепный теннисный турнир (Variety)
 
Коуди и Терон
 
С выходом “Мне бы в небо” Райтман покинул основанную им когда-то продюсерскую компанию, сделав новую студию, с которой он начал работать над сериалами и новыми фильмами. Например, он лично выступил исполнительным продюсером “Хлои” Атома Эгояна, открыв Голливуду Аманду Сейфрид (и сделав Эгояна самым коммерчески успешным режиссером 2010 года).
 
Джейсону по-прежнему очень везло с актерами и материалом для его сценариев. В 2011 году, во время работы над “Днем труда” (фильм с Джошем Бролиным и Кейт Уинслет) он получает от Дьябло Коуди новый сценарий про создательницу романов для подростков и создает “Бедную богатую девочку” с Шарлиз Терон в главной роли.
 
С просмотра “Бедной богатой девочки” я ушел в растрепанных мыслях. “Здесь курят”, “Джуно” и “Мне бы в небо” показали нам, что Джейсон Райтман обладает невероятным списком удачных фильмов. Эти фильмы были настоящим сокровищем. Мэвис (героиня Терон) превращает “Бедную богатую девочку” в сложное зрелище. Когда я это осознал, я понял, что это очень бесстрашный персонаж. Иногда такой забавный, что даже не больно. (Chicago Sun Times)
 
Спустя 7 лет в 2018 году они вместе c Шарлиз Терон, изменившейся для фильма до неузнаваемости (и по сценарию Коуди — третьему в общей хронологии совместного творчества Коуди и Райтмана), сделают “Талли”, независимую драму о судьбе одной семьи.
 
Придется принять главное на веру: после пары неудачных проходных картин канадец Джейсон Райтман, один из самых симпатичных независимых режиссеров, снова в форме. Может быть, потому что вернулся к сотрудничеству со сценаристкой-талисманом Дьябло Коуди, а заодно к актрисе Шарлиз Терон. С первой они вместе делали лучший для обоих фильм «Джуно». Вторая снималась в «Бедной богатой девочке», тоже по сценарию Коуди: это был последний фильм Райтмана, благосклонно принятый публикой. (Meduza)
 
“Талли” — безусловный участник многих будущих премий и явный номинант на что-то очень крупное: либо “Оскара” Шарлиз Терон за выпуклую, очень натуралистичную и очень при этом симпатичную роль матери троих детей, которая убегает в мечты и прошлое от рутины настоящего; либо “Оскара” — Маккензи Дэвис за роль второго плана. Маккензи, в отличие от Шарон, не так прямолинейна и проста — а ее героиня Талли стала украшением галереи женских образов уходящего года.
 
Назвать картину «комедией» язык не поворачивается, но в «Талли» достаточно забавных моментов и шуток, чтобы лента, рассказывая о женщине в депрессии, не вгоняла в депрессию зрителей. В очередной раз перевоплотившаяся Шарлиз Терон великолепна в сложной главной роли, а Маккензи Дэвис, которую мы привыкли видеть в образах холодноватых интроверток (прежде всего в телесериале «Остановись и гори»), неожиданно органична в образе заводной и участливой няни. (Film.ru)
 
Наконец, заслуживает номинации, если не награды, и дуэт Коуди - Райтман: уже несколько раз сценаристка и режиссер создавали прекрасные образцы независимого малобюджетного кино (“Джуно”, “Бедная богатая девочка”), и не подкачали.
 
Коуди и Райтман включают фирменную едва заметную иронию в отношении всего и вся, в данном случае самого жанра голливудских прекраснодушных семейных фильмов, где вначале всё летит к чертям, а потом жизнь налаживается, за кадром звучит душещипательная мелодия, а зрители сладко сопят, глядя на чьё-то сбывшееся счастье. (Кино ТВ)
 
Их “Талли” — продолжение рассказа о бегстве от себя и взрослении, о желании иметь семью и быть как все — и полном крахе мечтаний.
 
У Терон-актрисы есть то редкое качество, которое так нужно Коуди и Райтману: она в состоянии сыграть одновременно и что ее героине тяжело, и что она даже близко не представляет насколько. А ее редкая красота, которой оказалась так к лицу преобладающая в ней нынче осенняя нотка,— локомотив, чтобы скрасить, но не скрыть так необходимые для понимания этих героинь физиологические подробности, способные оттолкнуть, покажи их менее привлекательная актриса. Райтман … подобрал к этой истории идеальный изобразительный ключ. Вот кто и в самом деле заслуживает определения «великий визионер»: его фильм о командировочных «Мне бы в небо» (2009) стал исчерпывающим портретом мира рубежа нулевых-десятых годов — весь из кондиционируемых, некурящих, забранных от воздуха стеклянными стенами, бесшумно отмыкающихся ключами-картами, освещенных ровным светом скрытых источников казенных, тщательно продезинфицированных пространств. Мир «Талли» — полная ему противоположность. Домики одноэтажной Америки нашпигованы у него светильниками всех мастей: напольными, настенными, прикроватными, торшерами, бра, в разноцветных абажурах и мутноватых стеклянных гофрированных футлярах. Они дают внутри кадра тот душноватый, натопленный свет, который заставляет бесконечные неубранные постели и невымытую посуду на экране буквально источать запахи жилого дома, набитого пятью близкими людьми. (Коммерсант)
 
Критики были в восторге от новой картины, которую — в отличие от “Дня труда”, “Одержимости” или “Хлои” сложно назвать коммерчески успешной: виной всему невероятно интимная атмосфера, которую воссоздал Джейсон. Он будто бы специально снимал свою ленту для фестивалей, для домашнего видео и неспешных вечерних семейных посиделок.
 
«Талли» — вещь интимная, и рука об руку в ней идут две несовместимые и малопопулярные в массах вещи: натурализм и сюрреализм. «Талли» оставляет чувство, какое обычно бывает во снах: вроде все на месте, вот моя тумбочка, вот мои носки — и все-таки налицо некий сдвиг по фазе. То же, кстати, будет, только уже наяву, если, наоборот, несколько суток не спать. Это как раз и стряслось с героиней Терон, хлопотавшей с новорожденным младенцем. (Коммерсант)
 
Такой подход лишает прибыли — но возвращает Джейсона Райтмана в число лучших молодых режиссеров нашего времени, чье умение увидеть красоту в деталях и правду в мелочах завораживает.