Айван Райтман



Многие европейские эмигранты пополнили ряды голливудских звезд — от актеров до продюсеров и режиссеров. Это утверждение вполне верно в отношении и Айвана Райтмана, еврея и словака по рождению, семья которого после Второй мировой войны приехала в Канаду.
 
Райтман посещал Университет Макмастера, где получил степень бакалавра музыки в 1969 году. Именно в университете будущий создатель “Охотников за привидениями” создавал свои первые короткометражки.

Первое профессиональное продюсерское крещение Райтмана состоялось на новом телеканале CITY-TV в Торонто. CITY был также местом первой работы лучшего друга, соратника и соавтора Райтмана — Дэна Эйкройда.
 
Однако срок пребывания Райтмана в CITY был коротким, и он был уволен в течение своего первого года владельцем станции Мозесом Знаймером. В Торонто Айван начал продюсировал спектакль Spellbound (1973), который превратился в бродвейское шоу The Magic Show.
 
В середине 1970-х Райтман стал продюсером двух фильмов молодого режиссера Дэвида Кроненберга. А спустя несколько лет прорывом в деятельности на тот момент уже искушенного продюсера стало создание его первого полнометражного фильма “Фрикадельки” 1979 года.
 
С тех пор Айван снял целый ряд комедий, ставших классикой, включая “Охотники за привидениями” (1984 и 1989), “Близнецы" (1988), “Детсадовский полицейский” (1990), “Дэйв” (1993), “Джуниор” (1994), “Шесть дней, семь ночей” (1998), “Эволюция” (2001), “Моя супер-бывшая” (2001) и проч. В 2000-е годы Райтман выступил в роли продюсера в нескольких работах своего сына — и получил Оскара за “Мне бы в небо”. Именно Айван когда-то купил права на экранизацию любимого фильма поколения Z.
 
В 2009 году Айван получил высокую государственную награду Канады: он был награжден орденом Канады за вклад как режиссера и продюсера в развитие государственной кино- и телеиндустрии.
 
Фрикадельки: Райтман и Мюррей
 
Строго говоря, Билл Мюррей, любимец Уэса Андерсона и Софии Копполы, не состоялся бы без Айвана Райтмана.
 
Они вместе сделали четыре фильма, а планов было еще больше — четыре фильма, которые украсили собой золотую коллекцию голливудских комедий.
 
В 1978 году Айван Райтман в кресле продюсера начал работу над фильмом “Фрикадельки”: историей жизни скаутов в летнем лагере. Райтман очень жаждал видеть в качестве режиссера Джона Лэндиса, но тот был занят съемками “Братьев Блюз”. И Райтману пришлось снимать картину самому.
 
Вообще, работать с подростками и молодой звездой телешоу “В субботу вечером в прямом эфире” Биллом Мюрреем Айвану в определенном смысле “повезло”. Дети выполняли все трюки самостоятельно, радовались возможности оторваться на природе, а Билл Мюррей, даром что еще не суперзвезда, до первого дня съемок держал Айвана в неведении относительно того, появится ли он в фильме или нет.
 
Он не был похож на большую звезду или что-то вроде того, но он всегда был невероятно трудным в плане соглашения в чем-то с чем-то. Добиться от него согласия — это что-то невероятное. Но я отказался принять отрицательный ответ, и я отказался нанимать кого-то еще в качестве исполнителя главной роли в своем первом фильме — просто потому, что я никак не мог придумать, кто бы еще мог оказаться на его месте. Он согласился, наконец, участвовать в фильме в канун первого дня съемок, и появился на съемочной площадке во второй день. Он был блестящим. Он помог переписать сценарий, как обычно. Это было началом его карьеры, и он, несомненно, был ответственным за начало моей режиссерской карьеры.
 
“Фрикадельки” оказались настолько успешными, что собрали 40 млн долларов против 1,5 потраченных и помогли Райтману открыть собственную киностудию, на которой пару лет спустя он уже выпустил новую свою полнометражную картину.
 
Ей стал следующий опыт сотрудничества с Мюрреем, комедия “Добровольцы поневоле”, в основе которой конфликт “дедов” и “новобранцев”, гражданских и военных. Этот конфликт решается в комедийном ключе: новоиспеченные рядовые в образе Мюррея и Рамиса, двух демагогов-интеллектуалов, сталкиваются с жутковатой реальностью ВВС США, однако в своем патриотическом упорстве и стремлении оказываются круче профессиональных вояк на поле настоящей битвы.
 
По своему обыкновению, Мюррей дал согласие на участие в фильме буквально накануне съемок: он не появлялся на площадке до третьего дня съемки, потому что вместо этого он посещал бейсбольные игры Chicago Cubs (будучи невероятным бейсбольным фанатом).
 
Кстати, именно Биллу Мюррею мы обязаны тем, что в кадре появился Гарольд Рамис. По словам Айвана Райтмана, Билл Мюррей настаивал на том, чтобы Рамис был выбран на роль друга главного героя по двум причинам: они были давними друзьями в реальной жизни, и Рамис мог помочь Мюррею импровизировать. А импровизаций было бесконечное множество: Мюррей переиначивал и переделывал под себя диалоги, подарил свою актерскую харизму герою-неудачнику — а затем и герою-патриоту.
 
Меня все еще чуточку подташнивает от того, что я сыграл в кино, где таскаю при себе оружие — целый пулемет. Но я чувствовал, что если я в фильме спасаю своих друзей, то вроде как все в порядке. Это были не коммунисты, террористы или кто-то еще, но тем не менее, дух захватывало: мы были на настоящей армейской базе, было холодно, мы должны были носить одну и ту же зеленую одежду, нам приходилось делать много физических вещей, с нами обращались довольно плохо, и у нас был дрянной кофе (Билл Мюррей)
 
“Добровольцы” принесли славу Айвану как отличному комедиографу и заодно как режиссеру, который умеет снимать и на злобу дня, и на тему вечного. Безусловной звездой этого шоу одного актера стал Мюррей: от его игры, от его юмора и постной физиономии многие приходили в восторг.
 
Никто никогда не был столь же забавен, как Билл Мюррей — и я не вижу ни одного актера, который мог бы сказать и половину того, что здесь говорит Мюррей, чтобы слова звучали так же круто и вдохновенно (Film Threat)
 
После “Добровольцев” наступило время настоящего звездного часа актера и режиссера, пика популярности их совместного творчества — в 1984 году на экраны выходит фильм Айвана Райтмана “Охотники за привидениями”, где Билл Мюррей исполнил роль Питера Венкмана, одного из профессоров по “сверхъестественным явлениям” Нью-Йоркского университета, который вместе с коллегами уходит с кафедры и основывает контору по “ловле привидений”.
 
Изначально на роль Венкмана рассматривался Джон Белуши, однако смерть актера изменила многое. Авторы переписали сценарий, оставив место комедийному, но добавив в фильм больше научной фантастики.
 
На место Белуши подобрали похожего по внешности и даже по складу характера Мюррея: замена оказалась судьбоносной. Мюррей привнес в фильм то, что сделало “Охотников за привидениями” одной из лучших комедий конца ХХ века. По кассовым сборам она долгое время оставалась национальным лидером проката — потеснить ее смогла лишь рождественская история “Один дома”.
 
Билл Мюррей почти все время импровизировал на площадке, придумывал реплики своего героя, иронизировал над другими актерами, шутил, не переставая, — многие из сказанных им фраз не просто вошли в фильм, их растащили на цитаты.
 
Оригинальная история, смешные диалоги, которые пришли из стендапов актеров, забавные персонажи, даже любовная линия между героями Сигурни Уивер и Билла Мюррея, — и фильм попал в списки лучших комедий. Лента стала настолько популярной, что спустя пару лет вышло продолжение, а после студия начала снимать анимационный фильм-сериал по мотивам “Охотников”. В 2016 году появился еще один  ремейк “Охотников”, что только подтверждает всенародную любовь к персонажам картины и ее сюжету.
 
Первые 45 минут “Охотников за привидениями” (1984) — самое смешное из того, что я делал. А вторые оказались разочарованием, поскольку власть захватили парни со спецэффектами. (Билл Мюррей)
 
После второй части “Охотников” Мюррей и Райтман расстались: Айван всегда с благодарностью вспоминает годы совместного творчества с Мюрреем и с пониманием подчеркивает, что и ему, и Мюррею надо было развиваться уже порознь. Билл стал сотрудничать в независимом кино с Джармушем и Копполой; Райтман нашел новую звезду для своих комедий — под требования времени.
 
Звезда комедий 1980-х
 
После “Терминатора”, более успешного, чем фильмы про Конана, мне начали присылать множество разных сценариев. Все в духе авантюрных и приключенческих лент, боевики — но среди них было все меньше и меньше ролей только для мускулов. (Арнольд Шварценеггер)
 
В конце 1980-х годов Арнольд Шварценеггер — мегапопулярная звезда боевиков и фэнтэзи - пробует себя в разных амплуа: и хотя ему больше всего удаются бессловесные роли воинов (по мнению критиков), он начинает думать о смене жанра — и один за другим участвует в нескольких комедийных проектах.
 
В первый из них — а именно к Айвану Райтману - он попадает благодаря дружбе с Дэнни де Вито. В “Близнецах” (1988) Арнольд играет с де Вито братьев-близнецов, разлученных в детстве в результате эксперимента, в котором принимала участие их мать.
 
На примере двух мальчиков ученые должны были доказать, как воспитание и среда формируют человека при одинаковых исходных генетических данных. Арни играет брата, которого воспитывали в духе “естественного человека Руссо” — на острове, где он посвящал все свое время физической подготовке и науке. Дэнни досталась роль менее удачливого отпрыска, который воспитывался в городе абы как и абы кем — и в итоге вырос в мелкого пакостника и городскую шпану.
 
Это, безусловно, комедия характеров и положений. Невероятно смешная и задорная — без Де Вито неуклюжий без оружия и антуража боевиков Шварценеггер был бы похож на доброго Т-800. Но в дуэте актеры дополнили друг друга, не считая того, что сам факт нахождения их в кадре делает картину смешной.
 
Захватывающее зрелище с хорошими шутками и милыми глупостями (Chicago Sun Times).
 
Фильм стал не просто лидером национального проката — Де Вито и Шварценеггер, согласившиеся на 20% от суммы прибыли, получили самые большие гонорары в своей жизни: Райтман, который и раньше был очень успешным, принес своим актерам и студии миллионы.
 
В “Детсадовском полицейском”, режиссером которого, как и в “Близнецах”, был Айван Райтман, ситуация невероятного успеха повторилась. Критики иронизировали вовсю: комична здесь сама идея поместить Шварценеггера в детский сад. Более невероятного и абсурдного сюжета было сложно себе представить. Однако вопреки здравому смыслу в фильме Айвана Райтмана бывший Терминатор, окруженный детьми и их мамашами, в итоге обретает вполне себе человеческую внешность, и за мускулами начинает выступать большое сердце и харизма.
 
Огромный Железный человек никогда еще не выглядел более странным, как здесь: ему приходится улыбаться… но в какой-то момент это выражение лица начинает ему идти и он становится более человечным, а уж в сценах с детьми и вовсе сама доброта. (Washington Post)
 
История полицейского, который выбрал себе столь необычное прикрытие, завоевала множество поклонников. А Арнольд получил возможность сыграть странного персонажа, который готов отказаться от работы детектива в пользу педагогики.
 
Наконец, спустя несколько лет, уже в середине 1990-х Айван Райтман выпустил в прокат “Джуниор”: комедия, которая оказывается на порядок выше предыдущих работ и демонстрирует прямо-таки серьезный актерский диапазон будущего губернатора Калифорнии.
 
В новой ленте Райтмана в паре с Арни сыграла одна из лучших британских актрис Эмма Томпсон. А сам Арнольд Шварценеггер отказался от гонорара — лишь бы иметь возможность играть в фильме, который — и тут следует отметить удивительную интуицию актера — был отмечен критикой и наградами, в том числе принес Арни пока что единственную номинацию на Золотой глобус за лучшую роль в комедии.
 
Шварценеггер играл ученого-репродуктолога, который добился больших результатов в своей лаборатории, ставя опыты на животных. Но как только ему нужно провести испытание на человеке, эксперимент по искусственному оплодотворению и росту клеток прекращают. Герой Арни не останавливается и вместе со своим коллегой (Де Вито), нарушая все возможные законы, ставит эксперимент на самом себе. В итоге перед нами — беременный Мистер Олимпия, невероятный и очень привлекательный!
 
Я понимаю, что звучит странно, но Шварценеггер прекрасен в своей роли. Наблюдая за ним внимательно в “Джуниоре”, вы откроете для себя в его игре многое, чем мог бы гордиться и чему бы позавидовал настоящий драматический актер. (Chicago Sun Times)
 
Фильм моментально завоевал сердца зрителей — не говоря уже о том, что породил целую серию ремейков и копий. Райтмана назвали одним из самых успешных массовых режиссеров комедий - в третий раз!
 
Но сколько бы потом ни встречалось беременных ученых мужей, Шварценеггер был и остается самым симпатичным и харизматичным из них!
 
Для меня важно то, что я делаю работу, которой люди наслаждаются, что фильм зарабатывает хорошие деньги, что студия отбивает потраченные средства, и что я отлично провожу время над тем, что делаю. Я не воспринимаю себя серьезно. И как можно ожидать того, что люди воспримут меня серьезно? Я думаю, что вся эта голливудская история должна быть куда проще…это ведь просто развлечение! (Арнольд Шварценеггер)
 
Дэйв, Хлоя и другие
 
Наград у Райтмана-старшего гораздо больше, чем у его соплеменников и современников. Собственно, по их количеству обогнал отца только сын, Джейсон Райтман, совместно с которым Айван в новое время, середине 2000-х, начал делать проекты. Но уже в статусе продюсера.
 
В 1984 году Айвана отметили национальной театральной премией Канады, в 1994 году его назвали лучшим по версии Variety. В начале нового тысячелетия Райтман почти полностью посвятил себя продюсерской деятельности, за редким исключением: в 2006 году Райтман сделал “Моя супер-бывшая” с Умой Турман, а спустя пять лет снял прекрасную ироничную комедию “Больше, чем секс” с Натали Портман.
 
Я всегда хотела сняться в романтической комедии. Но девочки такие модницы, и всё сводится к их одежде. Ещё они всегда хотят выйти замуж в конце фильма. Это своего рода завершающая сцена, что меня всегда очень оскорбляло. Но сценарист фильма «Больше, чем секс» описывает женщин так особенно и элегантно. Моя героиня — это женщина, которая работает и пытается создать свою собственную модель отношений с человеком. И она сама по себе очень забавная, а не просто подружка весёлого парня (Натали Портман)