Вуди Харрельсон



Выходец из Техаса, Вудроу Трэйси Харрельсон вполне сознательно выстраивал свою карьеру актера с самого начала. Он не искал легких путей и не мчался в Нью-Йорк или Лос-Анджелес пытать счастья на многочисленных пробах в качестве новичка. Напротив, Харрельсон получил академическую подготовку: он окончил в Индиане университет по классу английской литературы и драматургии. К моменту выпуска он владел пером и был одним из самых приметных актеров среди студентов.
 
И хотя он любит говорить, что было время, когда за один год он сменил 17 мест работы, уже в 1985 году Вуди получил одну из главных ролей в очень успешном ситкоме “Чирс” (бармен Вуди Бойд), зависнув там на 6 лет.
 
Во время работы на “Чирс” я не мог получить никакого другого предложения. И мне казалось, что “Ну вот так вот оно бывает. Я думал, что моя карьера только начинается — а она вот уже и закончилась”. К счастью, я получил роль в “Доктор Голливуд” (1991), а затем в фильме “Баскетбол — игра для черных” (1992). Там я успел сыграть во время перерыва в съемках “Чирс”. И еще я сделал “Непристойное предложение” (1993)... Этот фильм вышел буквально на следующий день после того, как я закончил свою работу в ситкоме. И, наконец, я начал работать над “Прирожденными убийцами” (1994). И тут я подумал: “Черт побери, а ведь все гораздо лучше!”... Я почувствовал, что могу быть круче — мне хотелось выразить себя. Но никто не говорит, что “Вуди Бойд” — плохая роль.
 
За Вуди Бойда Харрельсон получил свои первые номинации “за лучшую роль в комедии / мюзикле” на телевизионного Оскара — Эмми. Его узнавали, с ним хотели работать — одно то, что в перерывах между сезонами “Чирс” ему удавалось отвлекаться на более-менее серьезные кинопроекты говорит само за себя.
 
В начале 1990-х это были роли в семейных и спортивных комедиях, каким был, например, “Баскетбол — игра для черных”. Там он впервые выступил дуэтом со своим потом хорошим другом, Весли Снайпсом, сыграв баскетболиста, который вступает в уличные баскетбольные состязания за деньги. У него есть мечта: перебраться в другой район, изменить жизнь к лучшему. Однако эта мечта постоянно разбивается о реальность, которая никак не хочет отпустить проворного дворового спортсмена на путь, отличный от пути бандита.
 
Снайпс и Харрельсон прекрасно смотрелись вместе — 
 
Этот фильм — весь о языке и городе, о преданности и предательстве, он очень умный и очень смешной (Chicago Sun Times).
 
Легкость и эмоциональность, бешеный темп и яркий темперамент героев сделали из “Баскетбола — игры для черных” хит сезона. Однако по-настоящему знаменитым и популярным Вуди Харрельсона сделала лента Оливера Стоуна, которая вышла через пару лет и имела невероятный резонанс.
 
Прирожденные убийцы
 
Ни один фильм в последние десятилетия не вызывал столько споров, как “Прирожденные убийцы” (снят по сценарию Квентина Тарантино, исправленному и дополненному Оливером Стоуном). И ни один кинематографист, если верить критикам, не имеет столько крови на своей совести, как режиссер “Прирожденных убийц” Оливер Стоун. Статистика ужасна: за восемь лет с момента его выпуска картина Стоуна была точно связана, по крайней мере, с восемью убийствами…
 
Последовавшие за премьерой фильма выступления в СМИ вызвали еще больший ажиотаж, а государственные институты, типа Британского совета по искусству, и вовсе настаивали на том, чтобы отложить театральные показы “Прирожденных убийц” и выпускать их только на DVD с комментариями режиссера и с очень ограниченным рейтингом.
 
Сам Оливер Стоун неоднократно давал интервью относительно смысла своей ленты, рассказывающей о паре серийных убийц Микки и Мэллори Нокс, колесивших по югу Америки в середине девяностых, совершивших десятки жесточайших убийств и ставших знаменитыми на весь мир. Режиссер говорил о том, что он показывает сатиру на СМИ, которые широко используют насилие для повышения своих рейтингов и управления зрителями, сатиру на современное общество, где насилие и жестокость приводят к появлению таких Микки и Мэллори.
 
Один раз посмотреть этот фильм недостаточно. Первый раз — для непосредственного восприятия. Второй раз — чтобы постичь смысл (Chicago Sun Times).
 
На роль Микки был выбран Вуди Харрельсон: дерзкий, молодой, безбашенный.
 
Решающее значение имеет кастинг: Вуди Харрельсон и Джульетт Льюис могут оба одновременно быть страшными, перенести на экран аморальность и презрение, как и Джек Леммон — унижение и заискивание (Chicago Sun Times).
 
Оливеру Стоуну нужен был сгусток энергии, ведь для его галлюциногенной сатиры, невероятного психотрипа не подходил ни один из “милых парней Голливуда”: он искал дикого, неуправляемого зверя, который таился в Харрельсоне. Ведь кому, как не ему, выросшему в семье человека, который был приговорен к двум пожизненным за убийство, понятно и про домашнее насилие, и про силу масс-медиа в принятии приговора, и про перверсивное внимание к уродливому и ужасному.
 
Самая галлюциногенная и анархичная картина, созданная на большой Голливудской студии за последние 20 лет… психоделическая документальная драма об американском культе секса, жестокости и популярности (Variety).
 
Фильм моментально сделал Вуди Харрельсона объектом внимания, подражания и даже фанатской любви.
 
Я что-то не верю в то, что можно посмотреть двухчасовой фильм и решить стать серийным убийцей.
 
Многие были склонны и его считать виновным в том, что “поклонники” фильма совершали похожие преступления — ведь такая романтизация убийства, как у героя Вуди Харрельсона “Микки Нокса”, до фильмов Тарантино была, строго говоря, неведома широкому кругу зрителей. А у авторского кино обычно слишком высокий интеллектуальный порог, чтобы захватывать умы масс революционными идеями.
 
Народ против Ларри Флинта
 
К концу 1994 года Вуди Харрельсон был абсолютной звездой и мог выбирать, с кем и где играть… Но когда его позвал к себе Милош Форман на главную роль в еще одной злободневной сатире, он, естественно, согласился. Хотя агенты и предупреждали его о том, что появление в столь откровенном и остром кино про порноиндустрию, как “Народ против Ларри Флинта”, может быть совсем не той частью продуманной карьеры, о которой Харрельсон мечтал и которую, за год до Стоуна, ему удалось выстроить...
 
Вы не можете игнорировать, когда вам звонит Милош Форман и говорит, что хочет с вами сделать кино. Это очень круто.
 
Настоящий Ларри Флинт, между тем, был против Вуди Харрельсона — ему казалось, что тот слишком молод и не обладает должными качествами. Вместо Вуди он хотел бы видеть на экране Майкла Дугласа. Но у Милоша Формана был свой резон в Харрельсоне: продюсером нового фильма Формана выступал Оливер Стоун, тот самый, с кем Вуди Харрельсон работал в “Прирожденных убийцах”.
 
Я прочитал сценарий и захлопнул его немедленно. Я был уверен в том, что передо мной очередное эксплуатационное кино (Милош Форман).
 
Именно Оливер Стоун убедил Милоша взяться за работу, он же посоветовал на главную роль разнообразного и очень одаренного Харрельсона.
 
Ларри Флинт — дьявол с крыльями ангела. Половина его — низкопробная дешевка, но другая половина — очень аристократична и вызывает восхищение. Это сбивает с толку — и потому очень интригует (Милош Форман).
 
Именно таким и изобразил Харрельсон короля порно-индустрии: он подавал Ларри Флинта в развитии — от владельца стрип-клуба в Цинциннати до мультимиллиардера, которому принадлежит самый развратный, низкопробный, читаемый и популярный в мужском мире журнал “Хастлер”. “Я богат, я весел и я всегда по уши в неприятностях”, — говорит его герой будущему адвокату, которого сыграл друг Харрельсона, Эдвард Нортон.
 
Ларри-Харрельсон невероятно смешон, умен, настойчив, дерзок, трогателен: он, как любой циник, на поверку оказывается наивным романтиком, сентиментальным и нежным. В паре с ним сыграла Кортни Лав, вдова Курта Кобейна, легендарная личность, которой (как и Алтее Лейжер, жене Ларри Флинта) многие приписывают магическую силу над мужем и роковую роль в его судьбе. Этот дуэт получился взрывным: между Харрельсоном и Лав действительно есть химия, им веришь, с ними смеешься, им сопереживаешь. Ровно как в “Прирожденных убийцах” с Джульетт Льюис, в “Народ против Ларри Флинта” их пара обнажает нерв истории, создавая пьянящую атмосферу и атмосферу отчаяния, атмосферу любви, легкости, богатства и полнейшего упадка.
 
Что это за игра! Лав доказывает, что она не просто рок-звезда, претендующая на то, чтобы быть актрисой — она и есть настоящая актриса, а Харрельсон прекрасно подходит ей в изображении героя, человека, который однажды задумав что-то, решает идти до конца — и ничто не может поменять его решения (Chicago Sun-Times).
 
За исполнение роли Ларри Флинта тридцатишестилетний Вуди Харрельсон был номинирован на Оскара: и с тех пор каждый год у него выходило по несколько киноработ.
 
Посланник
 
Я не Микки Рурк. Никто и не заметил, что я ушел из кино, а потом вернулся. Помню только, что пару раз меня кто-то спросил: «А вы вообще кто?».
 
Популярность Харрельсона граничила с его тягой к саморазрушению, которые первым в актере заметил Оливер Стоун: невероятная слава шла бок-о-бок с печальной известностью и участием в уличных драках, скандалах и разборках. Вуди Харрельсон время от времени становился объектом внимания желтой прессы, тем самым “плохим техасским парнем”, которого он успешно изображал на экране в 1990-х.
 
Никогда в жизни я не разочаровывался в актерском мастерстве, потому что я люблю играть. Но я однажды почувствовал себя как хомячок в клетке с колесом. Делать фильм за фильмом и думать постоянно о вещах, связанных с карьерой - и понимать, что нет времени на семью и друзей, времени, которое мне так нужно. И я взял небольшую паузу. Я думал о двух - трех годах, которые превратились в 5 лет. И, конечно, это было лучшее, что я делал в своей жизни.
 
В какой-то момент своей карьеры актер даже вынужден был взять паузу в несколько лет, чтобы привести себя в порядок — и выпустить фильм, который снова заставил говорить о нем как о мастере высочайшего класса, актере первого эшелона, того, кто заслуживает семизначного гонорара и даже больше.
 
Речь идет о фильме “Посланник” (2009): военные драмы сами по себе не были в новинку Харрельсону — за его плечами была уже  “Тонкая красная линия”,  и роли крепких парней тоже не были чем-то неожиданным. Тем не менее, роль сержанта Стоуна, который никогда не участвовал в боевых действиях, но всю свою жизнь сообщает родственникам и близким солдат об их смерти, получилась выдающейся.
В ней нашло выражение внутреннего нерва Вуди Харрельсона, с его неуемной энергией, умением сопереживать, быть сопричастным и при этом оставаться непробиваемым, даже жестоким.
 
Сюжет ленты рассказывает современную этическую драму: два представителя военных сил США приходят в дома граждан с дурными вестями. Они зачитывают подобающую речь, в которой правительство страны выражает свои соболезнования в связи с утратой американцами их военнослужащих родственникам. Это — их работа, и как всякая работа, она должна быть вне круга их интимных переживаний, в противном случае, как говорит герой Вуди Харрельсона, это разрушит тебя: “Ты должен просто сообщить новость. А не становиться новым другом для тех, кому ты говоришь о смерти”, — подытоживает своеобразные правила “работы” сержант Стоун.
 
Правда этого фильма очень личная. Она дается, чтобы потрясти вас. И, уж конечно, вы потрясены (Rolling Stone).
 
И с каждым сообщением, с каждым случаем Стоун в исполнении Харрельсона становится все темнее, все старше, тише, будто бы в нем замирает жизнь. Чтобы выпустить пар, Стоун забывается в алкоголе — но это как мина замедленного действия: зритель понимает, что забытье закончится тем, что пружина когда-то разогнется и мало не покажется никому.
 
Стоун - еще одна проникновенная роль Вуди Харрельсона. С его бритой под ноль головой, глазами, скрытыми всегда за черными очками, его манерой вести себя, как алкоголик в период хрупкого равновесия трезвости, он ни о ком не заботится (Chicago Sun-Times).
 
Выдающуюся игру Харрельсона отметили жюри многих фестивалей; Вуди снова был номинирован на Оскара, Золотой глобус, Золотой Сатурн, премия Гильдии кинокритиков США. Перед критиками и зрителями возник по-настоящему взрослый, состоявшийся, опытный актер, которому легко удавались самые разнообразные эмоции. Вуди обладал харизмой, заставляющей сопереживать ему, несмотря на то, каких добрых или злых парней он изображал.
 
И снова в его карьере наметилось время, когда он становился желанным актером не только в массовом голливудском кино (как, например, его роль во франшизе “Голодные игры”, “Секс по дружбе”, “Добро пожаловать в Зомбиленд”), но и в арт-хаусе.
 
В 2012 году с его участием вышел фильм, где он сыграл вместе с Кристианом Бейлом (еще одним мастером тонкого драматического рисунка) и Кейси Аффлеком “Из пекла”.
 
Бейл, Аффлек и Харрельсон в своей стихии - “мужчин, потрепанных жизнью”, которые демонстрируют выдающуюся игру, не оставляющую камня на камне… Бейл и Аффлек тонки и глубоки, Харрельсон - помешан. И его образ - лучшая из трех работ (Los Angeles Times).
 
Игра Харрельсона в составе этого трио придает фильму натурализма, дикой энергии и страха — персонажа Вуди, Харлана Дегроута, боятся. Он, как хищное животное, у которого сбиты ориентиры и сломана психика, уничтожает все на своем пути — если он решит, что это ему мешает. Временами он очень напоминал подросшего и заматеревшего Микки Нокса из “Прирожденных убийц”, того самого, кто 20 лет назад вместе со своей возлюбленной крушил и ломал все вокруг “ради веселья”. Совершенный псих, в котором нет ни грамма самоиронии или саморефлексии, Харлан Дегроут воплощает отчаянье и деградацию, распад и уничтожение личности, которые подстерегают любого, кто будет неукоснительно идти по пути не “Из пекла”, а наоборот…
 
Это тяжелый, монументальный рассказ о кровных связях, который превращается в мелодраму, наполненную размышлениями о природе мужественности, Америки и насилия, но спасительно приводит к конкретным, захватывающим результатам — рассказе о жизни героев Кристиана Бейла, Кейси Аффлека и Вуди Харрельсона (The New York Times).
 
Настоящий детектив
 
К собственному пятидесятилетию Харрельсон подошел, накопив изрядный авторитет в Голливуде и Бродвее и, безусловно, имея свой собственный стиль… Он известен как самый большой активист штата в плане легализации марихуаны, веган, силач, если не спортсмен, он прекрасный отец — ради своих детей он сыграл в паре-тройке забавных комедий и даже мелодрам.
 
Однако по-настоящему звездная роль пришла ему в руки не в кино и не в театре, где он пробовал себя и как режиссер, и как сценарист, и как драматург. Миллионы миллионов домохозяек с замиранием сердца смотрели ставший культовым сериал Ника Пиццолатто “Настоящий детектив”, где два потрясающих техасских парня — когда-то симпатяга Вуди Харрельсон и когда-то красавчик Мэттью МакКонахи — разыгрывали роли детективов-антиподов, полицейских, чьи взгляды, устремления, моральные качества, личные мотивы настолько не совпадают, что кажутся принадлежащими людям из параллельных вселенных.
 
"Мне кажется, странность фильма и его сюжета — то, что привлекло Вуди и Мэттью. Я был очень нацелен на то, чтобы сделать из своего материала необычный триллер — я знаю тех, кого мой способ рассказать историю отвратит, но в этом есть свой резон. На самом деле, “Настоящий детектив” очень ясный, очень точный в плане повествования (Ник Пиццолатто)
 
В роли одного из детективов, Расти Коула, снялся Мэттью Макконахи — в 2011 году Пиццолатто сделал актеру предложение сыграть в его новой картине. После того, как увидел Макконахи в “Линкольне для адвоката”.
 
Ник хотел, чтобы Мэттью играл Марти Харта, второго детектива — однако же Мэт уговорил сценариста, чтобы тот дал ему попробовать Расти Коула. А на роль Марти пригласил своего друга Вуди Харрельсона, который совершенно не был заинтересован в работе на телевидении: Харрельсон начинал с телешоу и прекрасно понимал, в какую западню он может попасть.
 
Однако же нелинейный сюжет и интересное повествование сделали свое дело — Харрельсон и Макконахи дали согласие играть в первом сезоне сериала.
 
Оба главных героя имеют свои иллюзии и никто из них не знает, как это — устроить свою жизнь хорошо. По разным причинам. Это не телешоу, в котором играет ансамбль — нет, это история, которая фокусируется на двух героях и их взаимоотношениях (Ник Пиццолатто)
 
Хотя антиподы-детективы создавались из соображения, что Расти — совершенный отморозок, социопат и наркоман, все же герой Вуди Харрельсона детектив Марти Харт — еще то сокровище. Сначала он кажется простым, уверенным в себе парнем, старым добрым ковбоем без намека на тайное и постыдное, однако же когда спадает маска, за этим образом виден трус и предатель, который не в состоянии быть верным ни себе, ни семье, ни напарнику…
 
Атмосфера пустынного нуара “Настоящего детектива” состоит из многих вещей одновременно — это и история об увлекательной тайне убийства, мировоззрениях и культах; и характеры героев — тур-де-форс голливудских звезд Вуди Харрельсона и Мэттью Макконахи. (Entertainment Weekly)
 
Первому сезону “Настоящего детектива” достались восторженные отзывы критиков, некоторые из которых назвали сериал лучшей телевизионной драмой года
 
Сезон из восьми серий, созданный Пиццолатто, является успехом на каждом уровне: от двух звезд, которые представляют, как кажется, лучшие из своих актерских работ, до изощренного сюжета, суперического сценария и атмосферной режиссуры (St Louis Post-Dispatch).
 
В итоге в 2014 году «Настоящий детектив» был номинирован на все категории «Эмми», награждён премией Ассоциации телевизионных критиков и премией Британской академии кино и телевизионных искусств.
 
Автор идеи и сценарист Ник Пиццолатто за работу над первым сезоном был отмечен двумя премиями Гильдии сценаристов США. Вуди Харрельсон и Мэттью Макконахи были осыпаны регалиями и наградами. Возвращение Вуди на телевидение после дебюта в 1984 году в “Чирс” было мощным и победоносным.
 
Гибкость актера, его неистощимая энергия, его талант и умение моментально меняться под воздействием любого режиссера делают сегодня Харрельсона одним из немногих золотых имен Голливуда, желанных в любом проекте. А если к этому добавить его чувство юмора и совершенное отсутствие звездной болезни, то можно сказать, что техасский парень, возмужавший и получивший опыт самых разных проектов и работ, сегодня — и впрямь большая звезда.
 
Моя главная надежда относительно себя самого заключается лишь в том, что я просто надеюсь не просрать достигнутое.